Максим Орешкин

(Фото: Михаил Гребенщиков / РБК)

Все ли в порядке с российской экономикой

«Темпы роста соответствуют среднемировым. Мы показываем средний результат. Это нас, конечно, не удовлетворяет. Чтобы достичь высоких результатов, мы ведем работу и уже направили предложения в правительство. Мы таргетируем уровень 3% экономического роста. Это солидный результат».

Основные факторы, которые мешают экономическому развитию России, и меры их преодоления

  • Проблемы демографии

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

«Нехватка молодого поколения, начинающего работать, сказывается на экономике. <…> Нужна работа с проблемами регионов, с высокой безработицей. Работа по этому направлению должна давать конкретный результат. Необходимо менять законодательство в регулировании рынка труда, полностью переходить на «цифру». Нужны новые режимы для людей с гибкой занятостью».

  • Инвестиционный климат

«Инвестиционный климат — это не только административные процедуры. Важный момент — это предсказуемость. В правительстве подготовлен специальный законопроект, чтобы изменения для компаний происходили как можно реже и регуляторная среда была предсказуемой. Нужно менять налоговое обложение, уменьшать его для тех, кто активно инвестирует».

  • Недостаточное развитие технологий

«В горизонте 5–10 лет искусственный интеллект может до 1 п.п. прибавить в динамику экономического роста».

  • Рост расходов на инфраструктуру, поддерживающих инвестиции

«В рамках бюджетных средств должен расти объем расходов на инфраструктуру, поддерживающих инвестиции. Это может дать существенный прирост в динамику инвестиций. Нужно работать по сбережению долгосрочных накоплений населения».

  • Изменение структуры кредитования

«Центробанк ограничивает потребительское кредитование, вводит дополнительное регулирование. Правительство стимулирует кредитование малого и среднего предпринимательства: существует специальная программа, которая набирает обороты — больше 200 млрд руб. кредитов будет выдано в четвертом квартале. Есть ряд других программ, меняющих структурно кредитование в сторону инвестиционного кредита».

  • Недостаточное качество управления

«Нужно помогать повышению качества управления в частном секторе. На это направлен нацпроект по производительности труда. К сожалению, не все российские предприятия хотят увеличивать свою прибыль: не хотят попасть в передрягу, чтобы у них отняли бизнес. Если нет доверия к судебной, правоохранительной системе, то предприниматели переживают и начинают бояться».

О введении прогрессивной шкалы налогообложения

«Мы хотим снизить уровень дифференциации доходов в нашей стране. Государство в этом направлении делает очень много: повышение МРОТ, повышение зарплат бюджетникам в социальной сфере. Что касается богатых — повышение налогов на дорогие автомобили, налогов на недвижимость. Элементы прогрессивности уже есть. <…> Обложения налогами расходов — гораздо более эффективно. <…> Если вы спросите меня лично, готов ли я платить более высокий подоходный налог, я скажу: «Да, я готов». Но нужно все тщательно просчитать.

Экономика

Медведев рассказал об отсутствии планов повышения подоходного налога

<…> У прогрессивной шкалы есть много побочных последствий, которые нужно просчитывать. В Москве живет большая часть богатого населения. И весь доход от прогрессивного налогообложения пойдет в столичный бюджет. А если мы снизим налог на доходы для менее богатого населения, то потеряют в первую очередь другие регионы, а Москва потеряет мало».

Читатели РБК направили более 2 тыс. вопросов министру. Максим Орешкин успел ответить на 20 вопросов.

О возможности стимулирования экономики за счет количественного смягчения

«Это возможно, но для этого должна продолжить снижаться инфляция и ставка Центробанка должна опуститься до нулевой отметки. <…> Но доводить ситуацию до того, когда ставка опускается до нуля, ни в одной экономике не нужно. Нужно активнее пользоваться мерами бюджетной политики, когда ставки снижаются до уровня инфляции и чуть ниже инфляции. В России при таргете инфляции на уровне 4% ниже уровня 3-процентной базовой ставки лучше не уходить. Если уровня 3% будет недостаточно для стимулирования экономики, тогда лучше пользоваться механизмом бюджетного стимулирования, увеличивать дефицит бюджета. <…> Во многом политика низких процентных ставок усиливает расслоение в обществе, а это экономически вредно».

О реализации национальных проектов

 

«Любой предприниматель знает: в первый год реализации проекта его приходится пересматривать в чем-то, идет донастройка. В целом большого отклонения от траектории бюджетных расходов нет. <…> В нацпроектах очень много капитальных расходов, у них оплата всегда смещена на более поздний период. <…> Да, не все нацпроекты сработали так, как это было запланировано. По отдельным проектам использовано 10–15% ресурсов. Очевидно, что по этому году те программы, которые были запланированы, не будут выполнены в полном объеме. Но есть и те нацпроекты, где нормальные проценты исполнения будут к концу года. С точки зрения исполнения бюджета нужно смотреть конец года, потому что часть работ будет оплачиваться в четвертом квартале.

У нас в принципе бюджет каждый год исполняется с определенным недоисполнением. Это нормальная практика, нет задачи потратить деньги во что бы то ни стало, распихивать их по экономике».

О либерализации валютного законодательства

«Правительство считает большую часть регулирования в этой части рудиментами. За него упорно борется ЦБ, который называет непонятные для меня причины, что начнутся утечки, оттоки. <…> Чтобы деньги не утекали, нужно не барьеры создавать, а хорошие условия. <…> В перспективе я за полный отказ от валютного контроля».

О низкой монетизации экономики

«В долге важна динамика, а не его абсолютный уровень. По нашим оценкам, кредитное предложение должно составлять примерно 5–7%, чтобы мы имели стабильную инфляцию на уровне 4%. Сейчас кредитное предложение меньше, поэтому инфляция замедляется, и есть потери в экономическом росте».

Экономика

Интервью Максима Орешкина РБК. Полная версия

О справедливости механизма формирования коэффициента-дефлятора на ЕНВД для всех групп товаров

«Я считаю справедливыми те налоги, которые в первую очередь опираются на выручку и доход предпринимателей. ЕНВД (единый налог на вмененный доход. — РБК) — очень странный налог, его многие используют для оптимизации налогообложения, а у тех, кто ведет абсолютно легальный бизнес, он вызывает другие проблемы: у человека доход снизился по какой-то причине (бизнес не задался, товарная группа не та), а ставка налога все равно индексируется. А вот при упрощенной системе налогообложения, где платится процент от выручки или от дохода, для него бы налог в таком случае снизился. Именно поэтому в самозанятых ставка установлена как процент от выручки: хороший период — заплати побольше, плохой период — нагрузка снижается».

Приведет ли отмена ЕНВД к уничтожению малого бизнеса

«Переход на упрощенную систему налогообложения с понятной процентной ставкой от дохода и бизнеса — это гораздо более правильно с точки зрения дальнейшего развития. <…> Необходимо расширять лимит упрощенной системы налогообложения и переходный режим между «упрощенкой» и общим налоговым режимом, чтобы не было шока».

О блокировке счетов предпринимателей банками

«Есть очень серьезные риски, связанные с отмыванием средств, поэтому есть и блокировки. Но очевидно, что в каких-то моментах палку перегнули… ЦБ готов идти на изменения, чтобы, не увеличивая риски, ускорить процедуры выхода из блокировок, найти те конструкции, которые бы снизили избыточное давление на бизнес. Мы в регионах от предпринимателей слышим об этой проблеме».

Как на отрасль влияет законопроект о значимых интернет-ресурсах

«Я не представляю себе будущего нашей страны без таких компаний, как, например, «Яндекс», Mail.Ru, РБК. Будущее за компаниями цифровой экономики, а не традиционными секторами. Это очевидно, понятно и бесспорно. Если такие компании будут испытывать проблемы, это означает, что будущее у нас будет не настолько хорошим, насколько нам бы хотелось.

Но, с другой стороны, есть вопросы безопасности. Все страны относятся к ним серьезно, но находят разные решения. Китай установил файрвол, который всех от всех отрезал: западные сервисы вообще не могут попасть на тот рынок. Этот подход не кажется мне правильным. «Яндекс» — практически единственный в мире поисковик, который конкурирует с Google, и эту конкуренцию не просто выдерживает, а зачастую и выигрывает. Без таких компаний будущего нет. Есть вопросы безопасности. Важно найти правильный баланс. Без компании «Яндекс» наше будущее будет небезопасным. У нас не будет современной экономики, самые квалифицированные специалисты в сфере ИТ покинут страну. Нам нужен приток высококлассных специалистов, а не отток».

Технологии и медиа

Дума предложила ограничить контроль иностранцев над значимыми сайтами

О критике Центробанка за жесткую денежно-кредитную политику

«Я не критикую ЦБ постоянно. <…> У ЦБ задача одна, и она понятна — удерживать инфляцию на уровне 4%. Других запросов к ним нет, они должны с ним справляться. Пока тренд по кредитованию идет вниз, это значит, что то снижение процентных ставок, которое было, было недостаточным».

С кого из западных экономистов и политиков можно брать пример в профессиональном росте и в личностной реализации

«Практически у каждого человека можно чему-то научиться. Нет ни одного человека в мире, который собирает в себе все лучшие качества. Я внимательно слежу за Рэем Далио (основатель инвестиционной компании Bridgewater Associates. — РБК), человек с масштабным мышлением, понимает, что происходит в мировой экономике, чувствует ее на кончиках пальцев. Могу выделить Пола Кругмана (экономист, лауреат Нобелевской премии. — РБК). Славится своим критическим отношением к экономической реальности».

Ответы Максима Орешкина на вопросы читателей РБК. Главное : Источник