Фото: Eric Gaillard / Reuters

Россия должна активнее добиваться возврата незаконно выведенного за рубеж имущества, денежных средств и ценных бумаг, заключила международная Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (FATF) по итогам комплексной оценки системы противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма (ПОД/ФТ).

Следственный комитет России указывал на процессуальные недостатки взаимодействия с органами иностранных государств, а в отдельных случаях — на отказ российской стороне в аресте счетов обвиняемых по формальным основаниям.

Возврат несоизмерим с потерями

Выездная миссия учрежденной «Большой семеркой» (G7) межправительственной организации FATF работала в Москве с 11 по 29 марта 2019 года. Эксперты, в частности, оценили работу российских правоохранительных органов по возврату выведенных активов. Как отмечается в докладе по итогам проверки, СКР арестовал активы на общую сумму 368 млн руб. с 2014 по 2016 год, включая недвижимость, автомобили, яхты, денежные средства и предметы искусства в четырех странах.

«От России можно было ожидать более высоких показателей в этой области», — заявили в FATF. У проверяющих возникли сомнения в достаточном охвате расследований с учетом сумм подозрительных операций. РБК направил запросы в СКР и Генпрокуратуру.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

Объемы финансовых операций с признаками незаконного вывода средств за рубеж, по данным Росфинмониторинга, в 2017 году составили 77 млрд руб., сократившись почти в 20 раз по сравнению с оценкой за 2014 год (1,5 трлн руб.). По прикидкам ЦБ, в 2018 году объем сомнительных операций с выводом средств за границу находился на сопоставимом уровне — 73 млрд руб., а в первом полугодии 2019 года — 31 млрд руб.

Контролируемые россиянами активы, особенно недвижимость, сосредоточены в Лондоне, Нью-Йорке, Майами и Испании, и часть из них имеют сомнительное происхождение, отмечает FATF. Значительная часть скрытого притока капитала в Великобританию в объеме £133 млрд с середины 1990-х годов связана с Россией, приводят эксперты организации оценку Deutsche Bank. Общая стоимость активов, выведенных из России за последние 25 лет, достигает $750 млрд — почти 50% ВВП, оценивал Bloomberg.

Редкие запросы

В последние годы через российские банки были выведены огромные денежные суммы, отмечает FATF. Найти активы и доказать их криминальное происхождение — «титанический труд» и без кооперации с иностранными органами провести такое расследование невозможно, сообщил РБК управляющий партнер юридического бюро «Водчиц и партнеры» Дмитрий Водчиц.

 

Чтобы отследить криминальный след и вернуть украденное, государства обмениваются запросами. Например, Банк России может запрашивать у иностранных регуляторов информацию, составляющую банковскую тайну, и с разрешения зарубежных коллег передавать ее правоохранительным органам.

По мнению FATF, Россия недостаточно активно участвует в этой работе. ЦБ направил за рубеж 47 запросов в 2017–2018 годах по поводу 240 клиентов 99 зарубежных банков. «Банк России должен более активно запрашивать информацию у иностранных коллег», — рекомендовали в FATF.

ЦБ заключил соглашения с 70 юрисдикциями, отдельные договоренности обмениваться информацией, в том числе об отмывании средств, есть с 13 странами. Претензии FATF насчет частоты обращений к зарубежным надзорным органам в ЦБ не прокомментировали, отметив только, что регулятор детально проанализирует отчет организации и может включить меры по исполнению рекомендаций в «дорожную карту».

Почему России отказывают в аресте активов

Следователи фиксируют многочисленные факты вывода за рубеж российских активов, но зарубежные органы по формальным основаниям отказывают России в удовлетворении запросов на арест счетов и имущества обвиняемых, отметила официальный представитель СК Светлана Петренко.

«Возможно, из-за постоянных отказов российские следственные органы не особо упорствуют в попытках выстроить работу и направлять новые запросы», — предположил Водчиц. Для эффективной международной кооперации у российских правоохранительных органов не хватает компетенций и ресурсов: не все прокуроры и следователи знают английский так, чтобы грамотно составлять запросы коллегам за рубежом, к тому же Генпрокуратура больше нацелена на изъятие преступных доходов в России, считает юрист, доцент Всероссийской академии внешней торговли Денис Примаков.

Оперативно арестовать активы мешают и различия правовых систем. «Банковская тайна, права собственности строго защищены на Западе. Поэтому, если в запросе на арест недостаточно доказательств преступного происхождения активов или они имеют формальный характер, за рубежом откажутся инициировать собственную проверку или сочтут дело политическим», — отмечает Водчиц.

Но и сами страны, куда выводятся украденные средства, могут препятствовать расследованиям. «Европейские банки, которые в свое время допустили перевод преступных активов, попадают в ловушку. Люксембург в свое время просто закрывал банковские счета с деньгами сомнительного происхождения», — отметил Примаков.

Пока поиск активов затягивается, имущество переводится на других лиц или фирмы в третьих странах, поэтому нужно продолжать поиски и снова направлять запросы уже в новые страны, констатировали юристы.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Автор:
Ольга Агеева

При участии:
Юлия Кошкина

России указали на низкие объемы возврата преступных активов из-за рубежа : Источник