Роман Троценко

(Фото: Андрей Любимов / РБК)

Какой актив хочет купить Троценко

Роман Троценко, который в июле 2019 года купил 22,42% Petropavlovsk — четвертой по размеру золотодобывающей компании России (добыча более 400 тыс. тройских унций золота в год в Амурской области), а до этого — 48,19% небольшой компании GeoProMining, которая работает в России и Армении, «начал консолидацию» в золоторудной отрасли. Об этом заявил сам бизнесмен.

«У нас сейчас четыре-пять компаний, с кем мы ведем переговоры, комментировать пока рано», — отметил бизнесмен, уточнив, что одна из этих компаний, с которой он ведет переговоры, — «Высочайший» (GV Gold).

GV Gold добывает золото в Иркутской области и Якутии. Она занимает восьмое место в России по добыче золота, в 2018 году нарастила продажи металла на 37%, до 299 тыс. унций (8,5 т). Выручка GV Gold в прошлом году составила $361 млн, EBITDA — $164 млн, чистая прибыль — $80 млн.

Основные акционеры GV Gold — менеджеры Ланта-банка. Председателю правления банка Сергею Докучаеву, его заместителю Наталье Опалевой, а также их бизнес-партнеру Валериану Тихонову принадлежит по 20,36% GV Gold, еще 17,99% — у фонда BlackRock. Представитель GV Gold отказался от комментариев.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

Какие активы есть у Романа Троценко

Троценко в 2004 году основал AEON Corporation, которой принадлежит крупнейший в России аэропортовый холдинг «Новапорт», а также кемеровская компания «Азот», Московское речное пароходство, Южный и Волгоградский речные порты, недвижимость в Москве. До этого он работал советником руководителя «Роснефти» Игоря Сечина, а также возглавлял швейцарскую Rosneft Overseas до лета 2015 года. Весной 2019 года журнал Forbes оценил состояние бизнесмена в $1,6 млрд.

 

Кто еще претендует на GV Gold

Троценко — не единственный претендент на GV Gold. В июне 2019 года стало известно, что китайские инвесторы во главе с Fosun ведут переговоры о покупке мажоритарного пакета акций этой компании. По данным агентства Bloomberg, GV Gold могла быть оценена для этой сделки в $1 млрд. В конце августа Федеральная антимонопольная служба России продлила срок рассмотрения ходатайства китайских инвесторов. Переговоры Fosun и акционеров GV Gold продолжаются, но вероятность сделки снизилась, рассказал РБК источник, близкий к одной из ее сторон.

Изначально предполагалось, что сделка c Fosun и ее партнерами не потребует согласования правительственной комиссии по иностранным инвестициям. Это в конце августа подтверждала и Федеральная антимонопольная служба: как указывало ведомство, в результате сделки иностранный инвестор установит контроль над «Высочайшим» и контролируемыми им обществами, «не имеющими стратегического значения для обеспечения обороны и безопасности страны». Но позднее выяснилось, что одобрение комиссии все же потребуется — по информации одного из собеседников РБК, она состоится в декабре. По мнению руководителя группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максима Худалова, помимо необходимости дополнительных разрешений госорганов в ходе обсуждения параметров сделки стоимость актива могла существенно увеличиться, поэтому переговоры могли затянуться. Кроме того, китайские инвесторы известны своим скрупулезным подходом к согласованию всех деталей сделки, что довольно сильно отличается от бизнес-практик, принятых в России, добавил эксперт.

Что от сделки с GV Gold получит Троценко

Если Fosun с партнерами откажется от покупки 100% GV Gold, долю в компании может купить Троценко. В случае потенциального слияния Petropavlovsk и GV Gold добыча объединенной компании превысила бы 700 тыс. унций и она бы заняла третье место в России, сильно опередив Kinross Gold (493 тыс. унций по итогам 2018 года) и уступив лишь лидерам рынка — «Полюсу» (2,4 млн унций) и «Полиметаллу» (1,3 млн унций). Но, по мнению Худалова, если Троценко вложится в GV Gold, то вряд ли он будет готов скупать другие активы, поскольку развивать GV Gold будет трудно — понадобятся средства на разработку месторождения Дражное в Якутии.

Два года назад AEON Corporation приобрела у Росимущества Новосибирский аффинажный завод за 880 млн руб. Тогда компания впервые заявила о намерении инвестировать в добычу и переработку золота, а также планах создать холдинг в золотодобывающей отрасли. «Вообще в [золоторудный] сектор мы собственного капитала хотим аллокировать порядка 50 млрд руб. — скажем, за два года. После чего уже заниматься различными консолидациями, смотреть, где есть синергия, еще что-то», — говорил бизнесмен в кулуарах Восточного экономического форума в сентябре. Но, по его словам, нужно сначала «набрать материала для работы». «Сейчас на золоторудном рынке активность, и все компании, кроме «Полюса», «Полиметалла» и «Южуралзолота», потенциально могут рассматриваться для продажи», — сказал РБК источник, знакомый с руководством нескольких золоторудных компаний.

Какие перспективы у рынка золота

Инвесторы как в России, так и за рубежом активно смотрят на золото на фоне неопределенности, волатильности на финансовых рынках и низкой доходности облигаций, отметил председатель Союза золотопромышленников России Сергей Кашуба. Так, аналитики Citigroup прогнозируют, что цена на золото может вырасти более чем на 30% с текущих $1450 за унцию и превысить $2000 за унцию в ближайшие два года, учитывая низкие процентные ставки, растущие риски глобальной рецессии и геополитические риски.

По мнению Кашубы, в случае заключения торгового соглашения между Китаем и США цена на золото до конца года зафиксируется на текущих уровнях. Если же страны не договорятся, то цена на металл как защитный актив взлетит выше $1500 за унцию. В октябре 2019 года президент США Дональд Трамп говорил, что Китай и США близки к тому, чтобы заключить соглашение и покончить с торговой войной, начавшейся в прошлом году из-за того, что Трамп повысил пошлины на ряд китайских товаров.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Светлана Бурмистрова, Тимофей Дзядко

Троценко заявил о планах консолидации золоторудной отрасли : Источник