Лейла Маммедзаде

(Фото: Олег Яковлев / РБК)

Председатель совета директоров транспортно-логистической группы FESCO Лейла Маммедзаде уведомила ее крупнейшего акционера Зиявудина Магомедова (владеет 32,5%), о намерении уйти в отставку. Об этом она рассказала в интервью РБК.

«У меня есть письмо, где я черным по белому написала: «Зиявудин, я планирую уйти, уведомляю вас. Сдам все дела, в спокойном режиме оповещу всех стейкхолдеров и уйду сразу после ГОСА (годовое общее собрание акционеров. — РБК)», — рассказала Маммедзаде. Годовое собрание акционеров FESCО, как и других крупных компаний, обычно проходит летом.

Лейла Маммедзаде — РБК: «Проблема Зиявудина лежит не в области экономики»

Бизнес

По ее словам, это не было спонтанным решением и навязанным конфликтом, оно назрело. Основателя группы «Сумма» Зиявудина Магомедова и его старшего брата Магомеда арестовали в марте 2018 года по обвинению в организации преступного сообщества. Летом 2018-го Маммедзаде, которая с 2016-го возглавляла группу «Сумма» (объединяла активы бизнесмена), решила уйти с поста гендиректора группы, сосредоточившись на поддержке менеджмента активов, в которых она оставалась председателем совета директоров, в частности FESCO и Якутской топливно-энергетической компании (ЯТЭК), а также Объединенной зерновой компании (ОЗК).

За эти два года при участии Маммедзаде братья Магомедовы продали «Транснефти» 25% Новороссийского морского торгового порта за $750 млн (эти средства арестованы по решению суда). Кроме того, Магомедов вышел и из других активов — 49% ОЗК получил ВТБ в рамках реструктуризации долга, у ЯТЭК также сменился владелец из-за высокой закредитованности, а FESCO продала один из своих крупных активов — 25,07% «Трансконтейнера». Доля в FESCO — единственный крупный публично известный актив, оставшийся у бизнесмена.

www.adv.rbc.ru

В Hyperloop не осталось представителей Магомедова

Бизнес

 

«Я выполнила много задач — за последние сложные два года FESCO стабильна и в лучшем состоянии, чем когда-либо было, у Зиявудина Магомедова нет ни одного эпизода (претензий следствия. — РБК) по активам, с которыми я работала. У него больше нет никаких долгов, которые угрожали бы ему и его семье», — отметила Маммедзаде. Но она с бизнесменом по-разному видят будущее FESCO. «Я всегда выступала за добровольное стратегическое партнерство и развитие компании с сильным игроком. Полагаю, что мы уже выжали воду из камня и следующий качественный скачок невозможен в одиночку», — указала топ-менеджер. Бизнесмен же не намерен привлекать партнеров.

В конце прошлого года, когда стало известно о двух претендентах на FESCO (группа «Дело» Сергея Шишкарева, которая приобрела контрольный пакет «Трансконтейнера» на приватизационном аукционе, и арабский портовый оператор DP World), Магомедов дважды выступил с официальными заявлениями. «В связи с многочисленными спекуляциями, слухами и домыслами вокруг возможной смены акционеров в транспортной группе FESCO совладелец компании Зиявудин Магомедов заявляет, что категорически не намерен продавать свою долю в ней», — сообщила 30 декабря пресс-служба FESCO. А 21 января представитель бизнесмена уточнил, что Магомедов не поручал Маммедзаде вести с кем бы то ни было переговоры о продаже принадлежащей ему доли в компании.

DP World сообщила правительству России о планах купить FESCO у Магомедова

Бизнес

Маммедзаде, которая после допросов в конце марта 2018 года уехала из России и больше не возвращалась, отметила, что уже два года находится в добровольной эмиграции. «Я не сбежала, потому что с 31 марта 2018-го ко мне не было вопросов у следствия. <…> Почему я уехала? Основное — я не хотела давать оснований для подозрений, что я с кем-то сотрудничаю, сдаю. Это человеческая порядочность», — отметила она.

В своем письме Магомедову топ-менеджер попросила его написать список кандидатов в новый совет директоров FESCO. Но на это письмо он пока не ответил.

По версии Маммедзаде, к управлению FESCO «вероятнее всего, придут родственники Зиявудина — компания перейдет под управление близких ему людей, которым он на 100% доверяет». «Скажу больше — они уже начали играть достаточно активную роль в жизни компании, и с их решениями мне трудно соглашаться. В связи с этим я как профессиональный менеджер считаю правильным отойти в сторону, чтобы мое кресло не стало причиной конфликта», — отметила она.

Помимо арестованного бизнесмена крупнейшие акционеры FESCO — GHP Марка Гарбера (23,8%) и американская TPG Capital (17,4%).

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Тимофей Дзядко, Ирина Парфентьева

Управляющая активами Магомедова решила уйти в отставку : Источник