Михаил Мишустин

(Фото: Дмитрий Астахов / ТАСС)

Информация о доходах Михаила Мишустина и его семейного траста указана в письменных ответах финансовой группы UFG на запрос РБК за подписью управляющего партнера Полины Герасименко. UFG запросила и получила у членов семьи премьера согласие на разглашение информации, уточнила она, пояснив, что для группы «жизненно важно не иметь политически значимых лиц и не ассоциироваться с таковыми в представлении общественности, инвестиционного сообщества, органов надзора, банков и контрагентов». Условием предоставления данных в UFG назвали публикацию полного текста письма с ответами.

По словам Герасименко, в 2008 году Мишустин стал президентом UFG Capital Partners и управляющим партнером UFG Asset Management. Как партнер он был введен в состав собственников с долей 25% в уже созданные на тот момент фонды, а при создании новых также становился учредителем с долей 25%.

«Доля партнера — это доля будущего дохода UFG от комиссии за управление и комиссии за успех, если фонды превышают ежегодную доходность в 5–8% в долларах», — пишет Герасимеко.

Партнер UFG рассказала о доходах семьи Мишустина. Письмо компании

Политика

В письме также сообщается, что в апреле 2008 года для бенефициарного владения всеми своими активами, связанными с UFG, Мишустин учредил семейный траст. Бенефициарами траста были он сам и его семья.

www.adv.rbc.ru

Через этот траст Мишустин владел 25-процентными долями в уже созданных на момент своего прихода фондах, а при создании новых становился учредителем с такой же долей — 25%.

В письме указано, что:

— «Вознаграждение Мишустина как ключевого руководителя в 2009 году, например, составило около 79 млн руб., или около $2,5 млн, что было задекларировано им в 2010 году. Бóльшая часть этого вознаграждения — бонусы по сделкам, которые в случае успеха существенно выше зарплаты».

— «В марте 2010 года Михаил Мишустин принимает предложение вернуться на государственную службу и выполняет требование к госслужащим об отсутствии коммерческого участия в частных компаниях, передав 100% собственности траста своей супруге Владлене с обязательством перед партнерами UFG о продаже этих активов».

— Из-за кризиса единовременно продать в 2010 году все активы было невозможно. «В этой связи партнеры UFG договорились с Мишустиной, что у нее будут выкупать доли, по мере того как на них будут находиться покупатели, устраивающие партнеров UFG. При заключении сделок о продаже активов UFG необходимо было учитывать наши корпоративные интересы, покупателем не может быть совершенно посторонняя для нас сторона. Этим объясняется то, что продажи активов осуществлялись партнерам UFG и аффилированным с ними лицам. Несмотря на рассрочку платежей в адрес Владлены Мишустиной, по факту переход права собственности ее долей к нашей компании был осуществлен сразу в 2010 году».

 

— В 2010–2013 годах Мишустина получала доходы от траста UFG и задекларировала его в размере $11,55 млн совокупно за четыре года. Непосредственно в декларации сумма указывалась в рублях.

— В 2013 году был принят новый федеральный закон о введении дополнительных ограничений не только на самих госслужащих, но и на их супругов и несовершеннолетних детей, и в этой связи Мишустина должна была передать свой траст третьему лицу. «Но по условиям первоначального соглашения с UFG, она не могла передать нереализованные активы постороннему человеку во избежание рисков для группы UFG в целом. Этим в практике инвестиционных фондов исключаются риски приобретения долей недружественными акционерами. Поэтому стороны приняли согласованное решение передать оставшиеся активы матери и сестре ее супруга Мишустиной Луизе Михайловне и Стениной Наталье Владимировне. В августе 2013 года траст передается в собственность новых бенефициаров, и уже они в дальнейшем получают доход от продажи активов».

— «В 2013–2015 годах доходы от UFG Луизы Михайловны составили $11,9 млн, а Натальи Стениной за этот же период — $10,1 млн. Эти суммы отражены в их декларациях в рублях.

Таким образом, общая сумма доходов всех бенефициаров от траста UFG за период с 2010 по 2015 год составила $33,55 млн, что по текущему курсу соответствует 2,15 млрд руб. В эту сумму не входят какие-либо иные доходы, которые в дальнейшем могли быть получены на конвертации из-за курсовых разниц, доходы от депозитов и возможных других инвестиций, не связанных с UFG, о которых я не могу знать.

В последующие годы платежей в их адрес не осуществлялось в связи с отсутствием покупателей на оставшиеся доли. Только в прошлом году нам удалось закрыть сделку по окончательной продаже. Мы рассчитываем до конца года полностью завершить расчеты», — пишет Герасименко.

Законом 2016 года был введен запрет на коммерческое участие в иностранных трастах не только самого госслужащего, но и его близких родственников, а также номинальных лиц, которые могут быть квалифицированы как поверенные чиновника, отмечает партнер Paragon Advice Group юрист Александр Захаров. Речь идет о федеральном законе, который уточнил понятие «иностранные финансовые инструменты» — под запрет попали в том числе иностранные трасты. Пользоваться ими было запрещено чиновникам, их супругам и несовершеннолетним детям, а также «третьим лицам» (косвенное владение). С тех пор как владельцами траста стали сестра и мать Мишустина, основания для получения платежей соответствуют законодательству, полагает Захаров. Понятие «косвенное владение (пользование)» не расшифровано в законе, так что, полагает он, владение трастом со стороны матери и сестры Мишустина не было расценено как нарушение.

Декларация Мишустина

За 2010–2018 годы (декларация за минувший год будет представлена в апреле 2020-го) Мишустин задекларировал официальный доход на сумму 214 млн руб., или 23,7 млн руб. в среднем за год, следует из деклараций Мишустина, проанализированных РБК. Его жена Владлена заработала 790 млн руб. за весь период.

Суммарный задекларированный доход Мишустиных за девять лет составил чуть больше 1 млрд руб. В пересчете на доллары по среднегодовым курсам это около $26 млн.

После 2013 года Владлена Мишустина заработала $8,6 млн, задекларировав максимальный годовой доход в 2014 году (160,1 млн руб., или $4,2 млн). По состоянию на 2009 год она работала в одной из компаний финансового холдинга UFG, писали «Ведомости» в 2010 году со ссылкой на ответ ФНС. Кроме того, вплоть до 2016 года она владела 50% в ЗАО «Международный компьютерный клуб» — компании, в которой Михаил Мишустин работал в 1990-х годах (она была ликвидирована в 2016 году). С 2008-го по 2013 год супруга Мишустина также была зарегистрирована как индивидуальный предприниматель.

«Коммерсантъ» утверждал, что доходы, которые получали члены семьи Мишустиных (за пределами продаж активов траста), могли складываться в том числе из результатов «консервативного инвестирования» — доходов от размещения денег на банковских депозитах.

ФБК Алексея Навального и ряд медиа, включая «Открытые медиа» и Би-би-си, сообщали, что семья Мишустина владеет недвижимостью в Москве и Подмосковье. Эти активы якобы записаны на его родственников (старших сыновей, сестру), хотя в выписках из Росреестра владельцы скрыты — собственником значится «Российская Федерация». По данным «Коммерсанта», засекречивание было связано с применением закона о государственной защите должностных лиц.

В декларации Мишустина указывалась квартира площадью 141,6 кв. м в пользовании. Прочие объекты недвижимости (земельные участки, которых сначала было четыре, а затем они были объединены в один участок площадью 5500 кв. м, и некий жилой дом) находились в собственности несовершеннолетних детей Мишустина, но с 2018 года перестали отражаться в декларациях, поскольку дети достигли совершеннолетия.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Петр Канаев, Иван Ткачёв

При участии:
Юлия Старостина

Управляющий партнер UFG раскрыла доходы семьи Мишустина. Что важно знать : Источник